Даг Кейсі про яловичину, кухонну сіль, уран, соду, СНІД, акції і золото

 

 

(Интервью Луи Джеймса (Louis James), редактора International Speculator с Дагом Кейси (Doug Casey))

L: Даг, тебе это понравится; вышло новое исследование, призванное продемонстрировать, что употребление красного мяса в любом количестве плохо влияет на человека – по сути, увеличивает вероятность смерти на 13%. Так что, выращивая стада скота в Аргентине, ты близок к тому, чтобы стать массовым убийцей.

Doug: Я знаком с этим. Интересно, что нужно делать, чтобы вероятность смерти увеличилась на 26%? Если я снова займусь парашютным спортом, означает ли это, что вероятность моей смерти вырастет на 1000%? Это довольно странно, потому что мне всегда казалось, что мы все умрем с вероятностью 100%.

Это еще один признак того, насколько деградировало американское общество: что нечто настолько нелепое считается новостью. Если верить статье  в LATimes, которую я прочел, это «исследование» заключалось лишь в изучении подтвержденных пищевых привычек людей. Так что в лучшем случае – допуская, что люди отвечали достоверно и честно – опрос может показать нам корреляцию. Но даже студент высшего учебного заведения способен рассказать, что корреляция не устанавливает причинно-следственных связей. Обычный научный журналист может быть еще более неграмотным и неверно информированным, чем обычный журналист финансовый, что о чем-то говорит. Именно поэтому я читаю газеты в основном для развлечения.

L: Например, в данном исследовании не говорится, входили ли в число людей, употребляющих больше мяса, те, кто чаще ездит на мотоциклах, ведет более активную ночную жизнь или принимает участие в иной деятельности с повышенным уровнем риска – что запросто могло быть справедливо для любителей стейков. В опросе подобные модели не охвачены. И все же я прочту, что утверждает один из авторов:

«Данное исследование явно демонстрирует, что регулярное употребление красного мяса, в особенности переработанного мяса, существенно увеличивает вероятность преждевременной смерти… С другой стороны, выбор более здоровых источников протеина вместо красного мяса может принести значительную пользу здоровью, снижая смертность от хронических заболеваний». 

Doug: Это звучит так, как будто у авторов какая-то политическая установка. Но чего можно ожидать от государственной «науки»? По большей части, она стимулируется политиками, и если не добиваешься каких-то политически правильных ответов, финансирование может иссякнуть.

L: Но это было гарвардское исследование…

Doug: Конечно – но оплаченное двумя отделами бюрократической правительственной организации США, Национального института здравоохранения NIH. Эти так называемые ученые могут оказаться мошенниками, которым заплатили кучу денег, потому что, видимо, посчитали, что они добьются результата, совпадающего с программами различных политкорректных групп. Одной из них являются фанатичные веганы, включая борцов за права животных из PETA; их немного, но они очень рьяные. Еще одни – защитники окружающей среды, которые опасаются метана, выделяемого коровами и овцами, потому что метан - CH4 – это «парниковый газ». Они считают, что, в свою очередь, данный газ превратит этот камешек с тонкой атмосферной кожицей – который плавает в космосе со средней температурой в пару градусов выше абсолютного нуля – в преисподнюю. На самом деле, термиты и разлагающийся растительный материал выделяют в сотни раз больше метана, чем домашние животные – не говоря уже о вулканах. Я придерживаюсь мнения, что эти «зеленые» на самом деле не любят животных; в действительности они ненавидят жизнь в целом и людей в частности. Так или иначе, эти типы привыкли использовать науку в качестве прикрытия. Наука должна существовать отдельно от государства по тем же причинам, по которым от государства должна быть отделена церковь.

L: Что бы вы сказали людям, которые считают вас пристрастным, потому что вы сами разводите скот?

Doug: Да, хлопотуны убедили «Бубус американус», что любой, кто зарабатывает на природе, ничего не должен говорить об этом. Людей, которые добывают минералы, бурят нефтяные скважины, занимаются фермерством, выращивают скотину – то есть тех, кто что-то знает об этом и передает в пользование – по большей части, заставили замолчать. Они занимаются этим на коммерческой основе, а быть коммерсантом плохо, что и требовалось доказать. Конечно, это совершенно нездоровое мнение. Но лицемерным хлопотунам удалось провозгласить позицию морального превосходства и дискредитировать производителей. Они сделали это, захватив правительство, науку и масс-медиа.

В любом случае, я бы сказал, что обычный «потребитель», что само по себе является извращенным и уничижительным описанием человека, должен начать пользоваться тем, что осталось от его мозга, вместо того, чтобы полагаться на мнение экспертов, будь они учеными ставленниками правительства или… я сам. Просто представьте себе: в процессе эволюции люди миллионы лет ели мясо – и столько, сколько могли получить, во всех ситуациях, когда и где оно было доступно. Заключение антимясного исследования, по крайней мере, как оно широко представлено в прессе, звучит малодостоверно.

L: В исследовании особенно подчеркивается важность того, что переработанное мясо, например, хот-доги, причиняет нам гораздо больше вреда. Это, пожалуй, имеет хоть какое-то отношение к реальности.

Doug: Да, так и есть. Когда снабжаешь товаром много людей через промышленное производство, в смесь неизбежно попадут всякие добавки, химикаты и консерванты. На самом деле, сколько чистой говядины остается в типичном современном хот-доге? Я думаю, в наши дни они в основном делаются из злаков и искусственных вкусовых добавок, а также хорошей порции дешевого наполнителя, который Министерство сельского хозяйства добавляет в колбасу для санкционированных государством детских школьных обедов. По-моему, не стоит забывать о том факте, что почти все мясо сегодня получают из коров, выращенных на неестественном питании, накачанных стероидами и антибиотиками, поедающих картон и искусственные корма, живущих бок о бок с несчастными собратьями по кормушке. Сколько участников исследования знают или задумываются о том, какие химикаты и лекарственные препараты содержатся в мясе, которое они едят? Я сомневаюсь, что они могут точно ответить на подобные вопросы, если их спросить – думаю, исследователи даже не побеспокоились об этом.

Здесь, в Аргентине, все мои мясные коровы едят траву на открытых и довольно приятных пастбищах. Не нужны никакие антибиотики, стероиды или картон. Я понимаю, что если вы намерены снабжать мясом кучу народа, то качество может пострадать. Но это еще более убедительная причина выйти из массового производства. И это не считая того факта, что термин «массы» изобрел Маркс (Marx)

Тренды в демонизации еды подобны тенденциям в мире моды. На протяжении какого-то времени самым страшным врагом была соль – до тех пор, пока некоторые люди, в частности, мой знакомый врач из Ирана по имени Батмангхелидж (Batmanghelidj), не указали на очевидный факт, а именно – что соль необходима для жизни, и что проблемы, приписываемые избытку соли, связаны обычно с недостатком воды. Нужно, чтобы клетки организма промывались большим количеством воды. Но проблему может вызвать и избыток чего угодно, включая воду. Если дело не в соли, тогда в сахаре. Если не в сахаре, тогда в жире. Красное мясо уже объявляли врагом народа, теперь, похоже, это вновь возвращается в моду.

L: Я видел на Амазоне книгу доктора Батмангхелиджа «Вы не больны, вы испытываете жажду». Я помню эти соляные ужастики – насколько я припоминаю, в 70-х из них раздули большую историю. Странность в том, что после этого ужастика у соли осталась плохая репутация, но потребление сместилось на деликатесные соли. Старую добрую йодированную соль Мортона вряд ли найдешь в определенных политически корректных шкафчиках, но морская или каменная соль, которую ты мелешь сам, вполне приемлема.

Doug: Да, богатые люди не могут не пользоваться своими дизайнерские деликатесными солями, даже несмотря на то, что то, что мы обычно называем «солью», состоит из соды и хлора – двух самых смертоносных элементов периодической таблицы. Прямо какая-то Война с периодической таблицей элементов. Первым, видимо, был плутоний, за ним уран, потом сода. Многие считают золото вредным элементом. Сейчас самым опасным элементом из всех считают углерод, который является важной составляющей всей органической материи, то есть всей жизни на этой планете.

L: Хм. Если уж говорить об этом, sodium (сода) оканчивается на –ium, как торий (thorium), так что она, должно быть, тоже плохая.

Doug: Да, и если бы не политика правительства, мы бы, скорее всего, получали энергию из тория вместо урана; этот вид топлива гораздо лучше. Но это другая история. Я уверен, что как только «зеленые» узнают, что его порядковый номер 90, его тоже включат в список врагов.

Это напоминает мне обо всех правительственных срочных, направленных на выявление причины СПИДа. Подумать только, они нашли одну из них и назвали Вирусом Иммунодефицита Человека (ВИЧ). Но насколько я понимаю, есть люди, у которых СПИД, но нет ВИЧ, а также есть люди, у которых ВИЧ, но никогда не проявлялись никакие симптомы СПИДа. И все же тот, кто подвергает сомнению ортодоксальность ВИЧ, рискует нарваться на обвинения в «диссидентстве», гомофобии, и, возможно, в сдирании тех ярлыков, которые не следует доставать из-под матраца под страхом уголовного наказания. К счастью истерия по поводу СПИДа, который должен был уничтожить человеческую расу, по большей части, изжила сама себя.

Не стоит также забывать о «стопроцентно верных доказательствах» антропогенного глобального потепления, о котором твердят паникеры. Опять же, при участии государственной «науки». Она превратилось в индустрию, которая разрушает капитал.

Если бы мы могли полностью изъять государство и его коррупционное влияние из научного бизнеса, я бы с большей готовностью принял то, во что верит большинство ученых из сферы «мягких» наук – вроде климатических исследований и эпидемиологии. Это не физика и химия. Конечно, до тех пор, пока правительственные деньги с политическими установками никуда не делись, я склонен съесть так называемое общее мнение хотя бы с крупинкой деликатесной соли, или принимать их как возможные индикаторы инакомыслия для правды.

L: Это довольно резкое заявление, Даг.

Doug: Выгодно быть скептиком – во всем. Большая часть того, что я читаю, связано с наукой или историей, так что я считаю, что довольно неплохо разбираюсь в этих сферах, хотя ни в одной из них я не профессионал. Но я не говорил, что откажусь поверить во что-то, подкрепленное вескими доказательствами, просто потому что мне не понравился источник. Я лишь сказал, что если данные поступают из источника, который я считаю недостоверным, я отношусь к ним с еще большим предубеждением, чем обычно.

Хотя коррупция в науке – это очень плохо, намного хуже продолжение и усиление наступления «государства-няньки». Этот мясной опрос – и другие подобные ему – запросто можно использовать для фабрикации страшилок. Потом с помощью этой страшилки будут введены новые законы и ограничения на право людей выбирать, как им прожить свою жизнь… и разрушена еще одна сфера промышленности. Одним из примеров этого является кампания Федерального управления США по контролю качества продуктов питания, напитков и лекарственных препаратов FDA против фермеров, которые продают непастеризованное молоко тем, кто его предпочитает.

L: В общем, полезно для нас красное мясо или вредно, у нас всех есть естественное или богом данное право кушать то, что мы хотим, и отправляться в ад по своему желанию? Отойди в сторону, Большой Брат, Большая Мамочка собирается заставить нас есть овощи.

Doug: Конечно. Я придерживаюсь мнения, что качество жизни важнее количества жизни. Это прямо противоположно тому, что думают действующие  и мнимые правители; они относятся ко всем остальным людям как к дойным коровам, которых нужно держать и доить как можно дольше, неважно, скольких радостей их лишают. Однако цель жизни состоит в том, чтобы наслаждаться. Это значит, что к тебе не должны относиться как к скоту и кормить тем, что нужно хозяину для собственных целей.

L: Поэтому политиков и волнует, почему люди едят хот-доги или салаты?

Doug: Поэтому и по многим другим причинам. Они могут заработать положительные баллы с помощью очень шумных активистов, если те набросятся на такие непопулярные привычки, как курение. Это очень ценно для них, когда приходит время выборов. Политики, возможно, за исключением таких, как Рон Пол (Ron Paul), всегда хотят усилить власть государства, а вместе с ней и свою собственную. Любая страшилка – это отличный инструмент для манипулирования населением и большего ограничения его свобод, то есть усиление власти над людьми.

L: «Кризис и левиафан».

Doug: В точку. Это важная книга, которую должен прочесть каждый. Сама тенденция очень зловещая. Как сказал Мартин Нимоллер (Martin Niemoller) во время Второй мировой войны: «Сначала они пришли за коммунистами, но я ничего не говорил, потому что я не был коммунистом».

L: «Потом они пришли за евреями… А потом пришли за мной, и не осталось никого, кто мог бы вступиться за меня».

Doug: Да. Я верю в противостояние злу, даже несмотря на то, что от не будет, скорее всего, никакой пользы. Я верю в это, потому что я должен жить с самим собой. Я делаю это, потому что я верю в карму.

L: Я согласен. Если мы, в конце концов, окажемся в тоталитарном полицейском государстве или государстве-няньке, я не хочу, чтобы мои дети показывали мне свои вывернутые запястья и спрашивали, почему я не сопротивлялся, когда сопротивление было возможно.

Doug: Точно. Несмотря на вопиюще очевидные и катастрофические результаты «сухого закона», политики открыли сезон охоты на наркоманов, затем на курильщиков, потом на владельцев оружия. Сколько шагов от контроля над неполиткорректными едоками до контроля над выбором всего остального?

L: Немного.

Doug: И чем дальше, тем хуже. Теперь, когда мы социализировали медицинское обслуживание в США (это не то же самое, что здравоохранение), те самые плохие привычки, которые раньше были личной проблемой каждого, теперь стали общей проблемой, потому что мы все за них платим. Государственная медицина – это ужасно, медицинское обслуживание доверяют той же обанкротившейся конторе, которая даже неспособна нормально доставить почту. Это также убедительный предлог для государства-няньки, которое хочет отслеживать, инспектировать, вмешиваться и контролировать все аспекты нашей жизни, начиная от того, что мы едим и пьем, и заканчивая тем, что мы делаем в своих спальнях – ведь все может повлиять на наше здоровье, которое теперь является делом общественным.

L: Но это все для нашей пользы. «Если будет спасен один ребенок…»

Doug: Если будет спасен один ребенок, то сколько детей будет убито? Если, к примеру, вы запрещаете фреон из-за недоказанного опасения, что он разрушает озоновый слой, и настаиваете на использовании более дорогого, но менее эффективного, и, между прочим, более токсичного и агрессивного заменителя, прикрываясь спасением одного ребенка, то скольких детей вы убили с помощью испорченного молока и мяса? Какие еще последствия вашего вмешательства вы игнорируете?

Это напоминает мне о том, когда Мадлен Олбрайт сказали, что санкции против Ирака убили примерно полмиллиона детей, а она ответила: «Да, это большая цена, но мы считаем, что это того стоило». Эти люди лицемеры – и они чрезвычайно опасны. Их не заботит спасение человеческих жизней – больше всего они хотят пустить их в расход, как пешки на шахматной доске, чтобы получить еще больше власти.

L: И вновь разбитое окно Бастиа (Bastiat): «видимое и невидимое». Но необходима хорошая легенда, вроде спасения детских жизней.

Doug: Конечно. Если говорить, что делаешь это ради детей, то все сойдет с рук.

L: Очевидно, вы не придерживаетесь принципа предосторожности – его суть в том, что никакую технологию или инновацию нельзя вводить, пока не будет доказано, что она безопасна.

Doug: Это чушь собачья – тут можно ссылаться на меня.

L: [Смеется] Хорошо.

Doug: [Смеется] Здорово! Если наши предки были бы настолько глупы, чтобы допустить настолько парализующую идею, мы бы по сей день дрожали в пещерах, снедаемые ужасными болезнями и бегали от всех животных крупнее и сильнее нас. Нет, я оговорился; скорее всего, мы бы просто вымерли.

Если бы автомобиль изобрели сегодня, его бы никогда не допустили в использование. Идея о том, что миллионы людей мчатся навстречу друг другу на высоких скоростях в устройствах, которыми они управляют сами, с баками, полными взрывоопасного бензина… этот проект никогда бы не приняли в Управлении США по охране труда и промышленной гигиене (OSHA), Управлении по охране окружающей среды (EPA) и десятке других бюро. Идея путешествия по воздуху – забудьте об этом. Нам повезло, что все это было в повседневном использовании до того, как государство-нянька обрело свое лицо.

L: Вымирание… еще одно категоричное заявление. Думаете, именно это произошло бы сейчас, если бы принцип предосторожности был принят и навязан законодательно?

Doug: Боюсь, что да. Жизнь без риска явно невозможна. Здесь почти логическая несообразность. А жизнь без риска, инноваций, новых горизонтов вряд ли много бы стоила. Но именно в этом направлении движется мир.

Знаете, в наши дни большинство людей едва ли обращают внимание на подобные вещи. Важную новость почти не обсуждают, тогда как известие о том, как Раш Лимбо (Rush Limbaugh)оскорбил студентку юрфака, мелькает на первых страницах газет целую неделю. Является ли эта студентка шлюхой, как заявил Лимбо, или нет – это касается только ее, а не меня или Лимбо, а вся ситуация в целом – вопрос хороших манер, не заслуживающий упоминания даже на последних страницах газет со светской хроникой.

Однако призыв студентки к расширению американской социализированной медицинской системы до бесплатного регулирования рождаемости – это подходящая тема для обсуждения, потому что эти расходы затрагивают всех нас, и это очередное затягивание петли государства-няньки на шее человеческой жизни. И вся эта грызня по поводу того, за что должно платить государство, закончилась бы, если бы ничего не финансировалось за «государственный» счет (то есть с использованием денег других людей). Но большинство людей даже не думают об такой возможности.

Мы уже обсудили Лимбо, так что нам не стоит больше к этому возвращаться, но раз уж мы говорим об этом, я должен отметить, что он выставил себя настоящим профаном, когда в прошлом году выступил в защиту  Джозефа Кони (Joseph Kony) и Армии сопротивления Господа. Очевидно, он думал, что они – христиане, которые борются с мусульманскими тиранами, а не похитители людей и убийцы, о чем свидетельствует большинство фактов. На YouTube выложено видео о Кони, которое распространилось со скоростью эпидемии, собрав более 75 миллионов просмотров всего за одну неделю.

Невежественный лицемер вроде Лимбо, желающий казнить наркоманов, несмотря на то, что он сам получал фальшивые рецепты на OxyContin, имеет стольких последователей, и этот факт является еще одним печальным знамением нашего времени. Проблема не только в социалистах, защищающих государство-няньку. Так называемые консерваторы настолько же опасны для личной свободы, как и либералы.

L: Есть ли способ остановить крушение этого поезда?

Doug: Нет. Это как я говорил в начале: существует признак крайне запущенного состояния общества, лишенного порыва. Это не то, что можно исправить отдельно от разгребания всего остального бардака; образ мышления государства-няньки идет рука об руку с компенсационной психологией, которая влечет за собой безответственное и самоубийственное поведение. Это активирует другую, «мужскую» сторону непрерывно растущей власти государства, которая нравится людям вроде Лимбо: военное государство, патерналистское, авторитарное государство.      

В конечном счете, с учетом того, что более половины населения США сидит на той или иной форме государственных пособий, мы достигли точки невозврата. Перед тем, как ситуация улучшится, нам придется пройти через пресс. Нынешняя ситуация неприемлема. Она кончится коллапсом.

Кстати, коллапс и перезагрузка необходимы и полезны, пусть это неприятно и некомфортно. Я надеюсь, что это разрушит государство-няньку, хотя бы потому, что государство-нянька владеет бессрочными правами на развитие технологий. Самое позитивное из происходящего сегодня в мире – это продвижение технологий. Но, подобно тому, как автомобиль и самолет сейчас вряд ли бы изобрели из-за политики государства няньки, для которого безопасность – превыше всего, существует множество технологий, которые никогда не увидят свет – и мы можем никогда не узнать об этом. Наш разговор о технологии – пример того, что я имею в виду. В любом случае, сначала мы должны заплатить по счетам… и время расплаты неумолимо приближается.

L: [Вздыхает] Хорошо, перед тем, как удариться в лирику, расскажите об инвестиционных последствиях усиления государства-няньки?

Doug: Да, но тем, кто давно нас читает, я ничего нового не скажу. Что касается сохранения капитала – и здоровья, то важно понимать, что сегодняшние состоятельные западные страны опасны для благосостояния живущих там людей. Они имеют возможность и основание причинять вред любому гражданину в соответствии с кратковременными целями власть предержащих. Такая ситуация имела место в финансовом плане, теперь это все чаще происходит в плане физическом, что имеет отношение как к здоровью, так и к защите от полицейского произвола. Как мы говорили в нашей беседе о безналичном обществе на прошлой неделе, приближается момент – если он еще не настал – когда самым мудрым решением будет покинуть опасное место… или, по крайней мере, страны с сильными правительствами.

Что касается инвестиций, то все более неразумное отношение Запада к мясу может создать новые возможности для покупки в скотоводческом бизнесе. Даже если бы все граждане США перестали есть мясо, Китай и остальные развивающиеся страны, которые едят больше, вскоре компенсировали бы эту разницу. В то же время, на Западе продолжает сокращаться поголовье крупного рогатого скота. Понижательные тенденции на рынке скотоводства существуют уже много лет, в связи с чем это лучший вариант для торговли против рынка за несколько десятилетий. Вот почему я завел собственное стадо: я покупаю по дешевке, чтобы потом продать дороже. Но мы говорили об этом раньше. Как любой хороший спекулянт, я намерен неплохо заработать, служа общественным интересам.

Прочие выводы – те  же, мы их обсуждали не единожды: покупайте золото и серебро, спекулируйте на акциях компаний, добывающих золото и серебро, занимайте долгосрочные позиции в энергетике и технологии, которые принесут прибыль в тяжелые для экономики времена, укрепляйте свои активы и диверсифицируйте свои портфели на международной основе.

L: Что ж, я думаю, наши читатели знают, что делать. Спасибо за еще одну интересную беседу.

Doug: Пожалуйста.

L: До новых встреч.

 

аватар

Кейси, Даглас "Даг"

Casey, Douglas "Doug"

Даглас «Даг» Кейси – американский экономист, сторонник свободного рынка, автор нескольких финансовых бестселлеров. Он является основателем и председателем компании Casey Research, которая продает финансовую и рыночную аналитику по подписке со специализацией на энергетике, металлах, горнорудном производстве и информационных технологиях. Его книга Кризисное инвестирование (Crisis Investing) стала бестселлером #1 в престижном списке New York Times в 1980 году и стала финансовым бестселлером года, продав 438,640 экземпляров. За свою следующую книгу Стратегическое инвестирование (Strategic Investing) Даг получил самый большой аванс, когда-либо заплаченный за книгу по финансам в то время. В 2009 году в своей речи под названием «Мои мытарства в третьем мире» он предложил приватизировать небольшую страну и сделать ее публичной компанией на нью-йоркской фондовой бирже.

 

http://goldenfront.ru/


Кількість переглядів - 1517
01.12.2017 21:21
Система Orphus

Поділитись новиною:

Коментарі (0)

Додати коментар

Щоб залишити коментар вам необхідно авторизуватися через:
Статті
Останнє в блогах
Всі блоги