Західні країни занадто часто підтримували клептократичний правлячий клас України - The American Interest

 

 Текст подано мовою оригіналу

 

 

Петр Порошенко проводит реформы, чтобы обеспечить внешнюю поддержку, но затем искажает их суть, уверен Кили

Фото: president.gov.ua

 

Западным странам, и США в частности, следует усилить давление на украинские власти, требуя проведения реальных реформ и борьбы с коррупцией. В противном случае Украине грозит сползание к авторитарному режиму, как это случилось после Оранжевой революции.

 

Такое мнение в статье "Злейший враг Украины – по-прежнему она сама" для журнала The American Interest¹ высказал журналист Шон Кили.

 

"ГОРДОН" публикует перевод материала без сокращений.

 

"Украина остается глубоко неблагополучной страной, и ее руководство становится таким же коррумпированным, действующим в собственных интересах и откровенно авторитарным, как и то, которое было свергнуто в результате протестов на Майдане"

 

Киевская "патрональная" политика и мягкий авторитаризм могут уничтожить надежды Майдана, как это случилось после Оранжевой революции.

 

В первые дни работы администрации Трампа перспективы Украины выглядели очень мрачно. Соединенные Штаты только что выбрали президентом человека, который пообещал отказаться от устоявшегося десятилетиями внешнеполитического курса, чем поставил под сомнение систему, подкреплявшую послевоенный порядок в Европе, и который пообещал подружиться с Россией. В этот страшный момент известные украинцы задумались о немыслимом: Украине придется пойти на компромисс по Крыму или отказаться от своего стремления в ЕС и НАТО.

 

Восемь месяцев спустя обстоятельства изменились, и, в значительной степени, в пользу Украины. Президент Трамп, прислушиваясь к советам своих опытных помощников, перешел к более традиционной внешней политике, в то время как скептический Конгресс связал ему руки в вопросе восстановления отношений с Россией. Трамп и его подчиненные неоднократно подтверждали обязательства США перед Украиной и обещали возобновить мирный процесс. Во время недавнего визита в Киев министр обороны США Мэттис уверенно намекнул, что администрация Трампа предоставит Украине летальное оборонительное вооружение, чего не сделала не склонная к риску администрация Барака Обамы. На экономическом фронте Украина, похоже, также идет по пути восстановления: объемы производства растут, прогнозы оптимистичны, тогда как инфляция падает.

 

Но эти радостные данные скрывают мрачную правду: Украина остается глубоко неблагополучной страной, и ее руководство становится таким же коррумпированным, действующим в собственных интересах и откровенно авторитарным, как и то, которое было свергнуто в результате протестов на Майдане. В последние месяцы активисты и журналисты все чаще подвергаются преследованиям, а президент Петр Порошенко укрепляет сеть патронажа, отмежевавшись от реформаторов, выгнав соперников из страны и окружив себя лояльными политиками. Между тем знакомые персонажи вроде Юлии Тимошенко строят заговоры в тени.

 

Поэтому величайшая опасность для Украины сегодня не в том, что она может быть захвачена Россией или отвергнута Соединенными Штатами. Опасность заключается в постепенном сползании Украины к патрональной политике и мягкому авторитаризму – обе эти беды могут уничтожить надежды Майдана, как прежде произошло и с Оранжевой революцией.

 

Патрональная политика и авторитаризм могут уничтожить надежды Майдана, пишет Шон Кили. Фото: EPA

 

Проблемы Украины, в некотором смысле, не уникальны. Как и многие постсоветские государства, страна обременена элитарной олигархической структурой, от которой оказалось не так просто избавиться, несмотря на надежды активистов и реформаторов, возглавивших майдановское движение. Как утверждает Андреас Умланд в статье для сайта Open Democracy (с отсылкой к политологу Генри Хейлу), Украина по-прежнему представляет собой классический случай "патрональной политики", где власть распределяется через клиентелистские² сети, а не посредством официальных политических процессов:

• В патрональных политических режимах власть аккумулируется и реализуется посредством более или менее успешного создания, поддержания и взаимодействия неформальных и часто взаимосвязанных пирамидальных структур, возглавляемых мужчинами (иногда – женщинами), которые стоят у руля крупных экономических конгломератов, региональных политических машин или центральных государственных администраций. [...]

 

• Как правило, самые мощные из этих сетей проникают в различные социальные институты, начиная от министерств, заканчивая партиями, компаниями, СМИ и некоммерческими организациями. Прочность этим союзам обеспечивает не институциональная иерархия, а семейные связи, личные дружеские отношения, знакомства, неформальные платежи, мафиозные понятия, чувство долга и компромат.

 

"Патрональные режимы могут проводить реформы по западному образцу, чтобы обеспечить внешнюю поддержку, при этом манипулируя этими реформами, искажая их суть или избирательно используя против оппонентов режима"

 

По мнению Умланда, патрональные системы, подобные украинской, трудно искоренить, потому что они гораздо более проворны, чем думает большинство. Утвержденные правительством ценности могут меняться, но клановая структура системы остается неизменной. "В рамках патронального политического режима официально прозападная внешняя политика может легко сосуществовать с гиперкоррупционной внутренней политикой, – утверждает Умланд, – пока этот конфликт не касается финансовых и других интересов правящего клана". Кроме того, такие режимы могут проводить реформы по западному образцу, чтобы обеспечить внешнюю поддержку, при этом манипулируя этими реформами, искажая их суть или избирательно используя против оппонентов режима.

 

Это именно тот путь, который выбрал Киев. У президента Порошенко есть перечень реформ, которые он торжественно презентовал западной аудитории, сворачивая или искажая их смысл после реализации. Например, в марте после принятия закона о раскрытии активов должностных лиц в него внесли поправки, которые выставляют те же требования к антикоррупционным неправительственным организациям. Западные союзники Украины увидели в этом явную попытку избирательного преследования активистов, журналистов и неправительственных организаций, чьи расследования слишком угрожают комфорту власти.

 

После этого Порошенко начал работу над отменой поправки, но активисты, такие как глава Центра противодействия коррупции Виталий Шабунин, часто критикующий президента, утверждают, что новая поправка – лишь притворство. Сам Шабунин в числе других активистов утверждает, что государство его незаконно прослушивает и преследует иным образом. В мае его организацию обвиняли в парламенте в растрате американских денег с подачи таинственной организации, которая, похоже, была создана за одну ночь, чтобы провести кампанию против Шабунина. Вскоре после этого налоговая полиция начала расследование против Центра противодействия коррупции. Есть также доказательства, что Служба безопасности Украины организовала протесты против Шабунина.

 

При этом Екатерина Смаглий из Института Кеннана отмечает, что некоторые общественные организации сами сделали себя уязвимыми для такого рода нападок, влившись в существующие патрональные сети, как внутренние, так и международные. Некоторые украинские неправительственные организации больше сосредоточены на написании отчетов, чтобы угодить западным донорам, чем на удовлетворении потребностей местных украинцев, а другие – крупным олигархам, таким как Виктор Пинчук или Игорь Коломойский. И когда такие антикоррупционные организации нацеливаются на правительство, их слишком легко дискредитировать как еще один инструмент, который используют олигархи для продвижения собственных интересов.

 

 

"Как показали Панамские документы в прошлом году, нынешнее высшее руководство Украины гниет с головы: у президента Порошенко – множество скрываемых офшорных компаний, в которых он держит свое огромное состояние вдалеке от юрисдикции возглавляемой им страны"

 

При этом проблемы Украины в воплощении демократических обещаний Майдана не уменьшили стремление общества к реформам. Недавний опрос показал, что 51% украинцев считают борьбу с государственной коррупцией главным приоритетом для Украины – их больше, чем тех, кто назвал приоритетом войну с Россией. При этом мало кто считает, что государство или гражданское общество искоренит коррупцию. Рейтинги популярности всех ведущих украинских политиков удручают: самая популярная из них – Юлия Тимошенко – получила лишь 22% одобрения. Еще одна перестановка ненавидимой политической элиты вряд ли поможет устранить основные патологии украинского государства. Необходимо более глубокое осмысление, учитывающее собственную вину Запада в поддержке коррумпированной олигархии Украины.

 

Западные страны слишком часто поддерживали клептократический правящий класс Украины. Налоговые гавани, такие как Люксембург, Швейцария и Кипр, с радостью принимают незаконные доходы олигархов. Слабо регулируемый лондонский рынок недвижимости является удобным механизмом для отмывания таких "грязных" денег через теневые компании-пустышки. И, как показали Панамские документы в прошлом году, нынешнее высшее руководство Украины гниет с головы: у президента Порошенко – множество скрываемых офшорных компаний, в которых он держит свое огромное состояние вдалеке от юрисдикции возглавляемой им страны. Несмотря на неохотную поддержку Порошенко со стороны Запада, он остается продуктом старой системы, давним членом олигархического класса, для которого такое поведение является нормой.

 

Кроме отмывания денег, Запад также участвует в отмывании репутаций. Каждый уважающий себя украинский олигарх или политик нанимает в Вашингтоне адвокатов и лоббистов, работающих над продвижением их интересов на Kей-стрит, Капитолийском холме и среди украинской диаспоры. Таким образом, лоббистская индустрия в Вашингтоне получает прибыль и поддерживает патрональную политическую систему Украины, а американские фирмы выступают как еще один актив в сетях своих патронов. Эта проблема существует уже много лет и касается обеих партий (Демократической и Республиканской партий США. – "ГОРДОН"): как показывает недавнее расследование Daily Beast, демократические фирмы так же охотно готовы были сотрудничать с такими фигурами, как Пол Манафорт, чтобы обелить преступления режима Януковича, как и республиканские. А в государственном секторе американские администрации часто преуменьшали проблемы с демократией украинских правительств, которые публично исповедовали западные идеалы.

 

Короче говоря, готовность США отмывать деньги и репутацию олигархов позволяет нынешней системе процветать. Всеобъемлющее решение этой проблемы потребовало бы такой огромной политической воли и координации, которых Запад, по-видимому, в настоящий момент не может продемонстрировать. Но есть и менее глобальные меры, которые США и ЕС могут предпринять в ближайшее время, чтобы устранить собственные недостатки и направить Киев по правильному пути.

 

Союзники Украины могут и должны продолжать оказывать давление на Порошенко и украинскую власть, увязывая предоставление финансовой помощи с проведением основных реформ, таких как создание антикоррупционного суда, чего давно требовали украинские реформаторы. Многие наиболее значимые реформы в Украине стали возможны только благодаря тому, что такие условия предъявили МВФ или ЕС; и дальнейшая помощь не должна предоставляться просто так. Администрация Трампа также должна назначить представителя в Украине – в администрации Обамы такую роль играл Джо Байден, ­– который бы подталкивал Киев к борьбе с коррупцией. Администрация Трампа также должна расширить сотрудничество между правоохранительными органами, например, между ФБР и Национальным антикоррупционным бюро Украины, чтобы помочь Киеву в преследовании видных коррупционеров и возвращении похищенных активов.

 

"Это кино мы уже видели, и оно закончилось тем, что Виктор Янукович пришел к власти после того, как Оранжевая революция не смогла выполнить реформистские обещания"

 

Администрации Трампа следует продолжать давление на Порошенко и украинскую власть, отмечает Кили. Фото: EPA

 

Если Запад не будет оказывать такое давление, то привычные схемы продолжат существование. Антикоррупционные расследования из-за противодействия властей заглохнут. Президентская власть будет укрепляться, Порошенко станет безнаказанно оттеснять на обочину своих политических противников (его союзники в парламенте уже требуют начать уголовное расследование против Тимошенко). А поскольку правящий класс готовится к выборам 2019 года, страна может увязнуть в межфракционной вражде и коррупционных сделках, которые давно уже являются отличительной чертой украинской патрональной политики.

 

Это кино мы уже видели, и оно закончилось тем, что Виктор Янукович пришел к власти после того, как Оранжевая революция не смогла выполнить реформистские обещания. Украина уже упустила один шанс на проведение реальных реформ. И не может себе позволить упустить вторую возможность.

 

¹ Журнал The American Interest основан в 2005 году частью редакции консервативного журнала The National Interest, которая была недовольна изменением редакционной политики издания. Коллектив The AI возглавил известный политолог и писатель Фрэнсис Фукуяма.

 

² Клиентелизм – обмен товарами и услугами между клиентами и патронами ради взаимной выгоды. Формами клиентелизма называют политическую коррупцию и патронаж – распределение должностей между политическими сторонниками патрона. Клиентелизм считается признаком политической недоразвитости обществ

 

gordonua.com

Текст подано мовою оригіналу


Кількість переглядів - 3363
05.09.2017 13:50
Система Orphus

Поділитись новиною:

Коментарі (0)

Додати коментар

Щоб залишити коментар вам необхідно авторизуватися через:
Статті
Душа і тіло
Цікаво